Откуда взялась мода на рваные джинсы? Мы точно знаем ответ. Откуда пошла мода рваные джинсы


Откуда взялась мода на рваные джинсы?

Заметили, что с каждым годом все труднее купить хорошие джинсы, которых хоть не много не коснулась мода на порванные участки? Ну разве не тупость, портить изначально новую дорогую вещь?

Откуда взялась мода на рваные, нарочито неаккуратные и замусоленные джинсы? Она раздражает вас, кажется дурацкой прихотью, но вы, наверняка, даже не задумывались о том, насколько глубокими могут быть ее причины. Оказывается есть достоверный ответ, и он вообще никак не связан с такими скучнейшими вещами, как стиль и мир моды. Для того, чтобы понять, почему кто-то кроме бомжей начал носить порванные штаны, пришлось обратиться к антропологии, экономике и трудам американо-норвежского социолога XIX века. А вы думали, все так просто?

Стоит выйти на улицу в более-менее теплое время дня и года, и ты рискуешь встретить в своем спальном районе десятки женщин, которые носят порванные джинсы с дырами на коленях. При этом, они вовсе не бедствуют и в целом могут выглядеть опрятно и даже респектабельно. В чем суть явления, кто и почему решил, что носить одежду, которая выглядит одновременно новой и рваной — это норма? Твой дед ответил бы, что все из-за тупости молодежи и разврата. Борец с обществом потребления рассказал бы о жадных корпорациях, которые продают женщинам образ демократичности и близости беднейшим классам. Оба ответа одинаково поверхностны, хотя мнение деда, определенно, заслуживает внимания.

Ответ можно найти в одном из важнейших социологических трудов XX века. Книга «Теория праздного класса: экономическое исследование институций», написанная Торстейном Вебленом в 1899 году, до сих пор актуальна так, словно ничего с тех пор не изменилось. На самом деле, так оно, в целом и есть. Веблен гениально описал фундамент общества потребления еще в момент его зарождения. С тех пор все здание социума значительно изменилось, но база и внутренняя логика остались все теми же.

Торстейн Веблен

Не вдаваясь в подробности и не растягивая все до размеров лекции: как это связано с рваными джинсами? В целом, история с ними умещается во фразе «инерция реверсивной демонстративной праздности». Но не пугайтесь этой мешанины, все довольно просто, если разложить по полкам. Хотя, надо сказать, при внешней простоте объяснения, история получилась не совсем тривиальной.

В двух словах: в чем основная идея Веблена? В обществе существуют разные слои: трудящиеся и праздный класс, а также сложная градация и множество вариантов между ними. Праздный класс — это не обязательно бездельники, но в целом — высшее общество, которое не занято ручным трудом. Издревле им не нужно было работать на производстве, но было необходимо следить за безостановочным утверждением своего превосходства. В плане одежды это проявилось в том, что они носили намеренно вычурные и даже неудобные наряды, которые буквально кричали каждому встречному «Смотрите все сюда! Я и дня своей жизни не проработал руками!».

Но то понятно и без всякого Веблена: традиционно трудяги носят простую и утилитарную одежду, а злые капиталисты и феодалы — неудобные цилиндры и гульфики размером с бейсбольный мяч. Их дамы в своих платьях вообще оказываются неспособны не только работать, но и, подчас, дышать, есть и нормально перемещаться. Все это было нужно для того, чтобы каждый миг заявлять о своем превосходстве. Причем, эта жажда была тем острее, чем меньше было разницы между классами.

Когда-то какой-нибудь мелкопоместный барон жил не намного лучше своих крестьян, но со временем все изменилось. С развитием общества и производства все запуталось, и появился устойчивый средний класс, который можно назвать научным термином «ни то, ни се». Градации стали слишком сложными, а необходимость громко заявлять о себе осталась.

Тот самый праздный класс теперь должен был отмежевываться не только от плебеев, но и от огромной прослойки просто зажиточных или почти богатых людей. Казалось бы, можно было оставить все по-старому: носить некие одежды, которые отличали бы и от среднего и от низшего класса. Проблема в том, что мода работает по нисходящему принципу: то, что появляется у богатых, очень скоро начинает перенимать средний класс; то, что входит в моду у среднего класса, жаждут носить простые трудяги и их жены.

Торстейн описывает такую ситуацию: народившийся класс буржуа быстро захотел показать свою власть и поэтому его представители начали носить вычурные и барочные наряды дворянства. У самих дворян это вызвало ужасающее отторжение и ненависть. Если в Средние века издавались указы, по которым никто не имел права носить одежду высокородных, кроме них самих, то к XIX веку нравы стали уже не те. Тогда мода праздного класса начала эволюционировать в сторону простоты и утилитарности. И вот мы видим ранее невероятную ситуацию: высший свет носит удобную и скромную одежду (но все же немыслимо дорогую), а средний класс — помпезные шмотки, над которыми все откровенно потешаются.

Затем мода на излишества уходит и вовсе к бедным слоям населения. И вот уже огромные перегруженные деталями платья носят разве что вульгарные портовые проститутки, которым важно выглядеть как «те богатые дамы». Буржуазия же перенимает манеру носить неброскую, но непомерно дорогую одежду и такая чехарда продолжается до сих пор.

Но что же праздный класс? Его представителям оказалось жизненно важно отделять себя от среднего класса, но в целом наплевать на тех, кто еще ниже на социальной лестнице. С последними они и так почти никак не пересекаются. Взгляните на условно-зажиточные, но не слишком богатые слои населения: в XX и XXI веках они все еще вынуждены носить аккуратную и строгую одежду. Они — офисные работники, которые подчиняются дресс-коду.

И вот тогда круг замыкается! Представители праздного класса начинают демонстративно носить нарочито неаккуратную и неброскую одежду. Бразильский миллионер, который летает над фавеллой на вертолете, может вполне сойти за одного из ее нищих обитателей. Но для него это не важно: небритый, в протертых джинсах и футболке с Бартом Симпсоном, он разительно отличается от своих холеных и одетых в пиджаки топ-менеджеров.

Марк Цукерберг может позволить себе одеваться как первокурсник, потому что он — миллиардер.

Хотя внешне все перевернулось с ног на голову, посыл остался все тем же: «Смотрите все: я могу одеваться так, как вам не дозволено». Менеджер не может позволить себе приходить в кабинет с недельной щетиной и в дутых трениках, а миллиардер — вполне. Все эти потертые свитерки и скромные водолазки Билла Гейтса и Стива Джобса — не дань скромности, а наследники высоких цилиндров и камзолов с пышными воротниками.

И вот теперь мы подошли к вопросу о том, при чем тут рваные джинсы и как это связано с обществом потребления. За все эти десятилетия, с тех пор как праздный класс придумал одеваться, словно алкоголики из твоего подъезда, мода не стояла на месте. Согласно закону нисходящего распространения трендов, этот стиль был перенят как средним классом, так и теми, кто победнее. Все это простое обезьянничание и подражание более высокоранговым особям.

Мода панк-рокеров на рваные джинсы имеет ту же природу, что и у миллиардеров — желание отгородиться от среднего класса.

Таков парадокс рваных джинсов и потертых свитерков: одеваясь как бы непритязательно и с ритуальными признаками бедности, средний класс и обыватели попроще пытаются выглядеть как респектабельный праздный класс. Они сами не понимают этого факта, но внутренне следуют моде богатейших людей мира, не имея понятия о настоящих механизмах формирования такой моды.

А глядя на эти фото, складывается впечатление, что весь модный трешь берет свое начало из американских супермаркетов

Мода - дело тонкое. Если не верится в это, предлагаем взглянуть на новый авторский обзор, в котором были собраны снимки с самых модных площадок США. И речь идет не о каких-то унылых домах моды и "глянцевых" моделях, а о супермаркетах и их посетителях.

1. «Пора прикупить себе новый бюстгальтер...»

Мужественная фигура.

2. Главное, быть собой!

Собственный стиль.

3. Рваные джинсы? Рвань видно, а джинсы нет!

«Модные» джинсы.

4. Потрясающий пример того, как с помощью одежды подчеркнуть достоинства фигуры

Соблазнительные выпуклости.

5. «А разве не здесь проходит пижамная вечеринка!?»

Девушка в пижаме.

6. «Чувствую себя, как дома!»

С легким паром.

7. Похоже, этой девушке действительно было нечего надеть!

Девушка в коробке.

8. «Кто пустил хищника в магазин?»

Леопард.

9. Разобрать, где зад, а где перед этого человека можно только по капюшону...

Бесформенный человек.

10. Шуба и вьетнамки - потрясающее сочетание!

Шик и простота.

11. «Ну, заснула с мокрой головой, с кем не бывает!?»

Объемная прическа.

12. «Вы к нам откуда? Из пещеры?»

Амазонка.

13. Как будто радуга засияла в супермаркете

Радужный наряд.

14. «Человеком быть скучно!»

Забавный зверь.

15. Супермаркет - прекрасное место для свадьбы

Жених и невеста.

16. «Не люблю быть, как все!»

Зеленый человек.

17. «Не смог выбрать, что надеть и надел все!»

Многослойная одежда.

Рекомендуется к просмотру: 

www.stena.ee

Социологическое исследование. Откуда взялась мода на протертые, рваные и дырявые джинсы?... : edo_tokyo

Откуда взялась мода на рваные, нарочито неаккуратные и замусоленные джинсы? Она раздражает вас, кажется дурацкой прихотью, но вы, наверняка, даже не задумывались о том, насколько глубокими могут быть ее причины. Ответ никак не связан с такими скучнейшими вещами, как стиль и мир моды. Для того, чтобы понять, почему кто-то кроме бомжей начал носить порванные штаны, пришлось обратиться к антропологии, экономике и трудам американо-норвежского социолога XIX века. А вы думали, все так просто?Стоит выйти на улицу в более-менее теплое время дня и года, и ты рискуешь встретить в своем спальном районе десятки женщин, которые носят порванные джинсы с дырами на коленях. При этом, они вовсе не бедствуют и в целом могут выглядеть опрятно и даже респектабельно. В чем суть явления, кто и почему решил, что носить одежду, которая выглядит одновременно новой и рваной — это норма? Твой дед ответил бы, что все из-за тупости молодежи и разврата. Борец с обществом потребления рассказал бы о жадных корпорациях, которые продают женщинам образ демократичности и близости беднейшим классам. Оба ответа одинаково поверхностны, хотя мнение деда, определенно, заслуживает внимания.Ответ можно найти в одном из важнейших социологических трудов XX века. Книга «Теория праздного класса: экономическое исследование институций», написанная Торстейном Вебленом в 1899 году, до сих пор актуальна так, словно ничего с тех пор не изменилось. На самом деле, так оно, в целом и есть. Веблен гениально описал фундамент общества потребления еще в момент его зарождения. С тех пор все здание социума значительно изменилось, но база и внутренняя логика остались все теми же.Не вдаваясь в подробности и не растягивая все до размеров лекции: как это связано с рваными джинсами? В целом, история с ними умещается во фразе «инерция реверсивной демонстративной праздности». Но не пугайтесь этой мешанины, все довольно просто, если разложить по полкам. Хотя, надо сказать, при внешней простоте объяснения, история получилась не совсем тривиальной.В двух словах: в чем основная идея Веблена? В обществе существуют разные слои: трудящиеся и праздный класс, а также сложная градация и множество вариантов между ними. Праздный класс — это не обязательно бездельники, но в целом — высшее общество, которое не занято ручным трудом. Издревле им не нужно было работать на производстве, но было необходимо следить за безостановочным утверждением своего превосходства. В плане одежды это проявилось в том, что они носили намеренно вычурные и даже неудобные наряды, которые буквально кричали каждому встречному «Смотрите все сюда! Я и дня своей жизни не проработал руками!».Торстейн Веблен

Но то понятно и без всякого Веблена: традиционно трудяги носят простую и утилитарную одежду, а злые капиталисты и феодалы — неудобные цилиндры и гульфики размером с бейсбольный мяч. Их дамы в своих платьях вообще оказываются неспособны не только работать, но и, подчас, дышать, есть и нормально перемещаться. Все это было нужно для того, чтобы каждый миг заявлять о своем превосходстве. Причем, эта жажда была тем острее, чем меньше было разницы между классами.

Когда-то какой-нибудь мелкопоместный барон жил не намного лучше своих крестьян, но со временем все изменилось. С развитием общества и производства все запуталось, и появился устойчивый средний класс, который можно назвать научным термином «ни то, ни се». Градации стали слишком сложными, а необходимость громко заявлять о себе осталась.

Тот самый праздный класс теперь должен был отмежевываться не только от плебеев, но и от огромной прослойки просто зажиточных или почти богатых людей. Казалось бы, можно было оставить все по-старому: носить некие одежды, которые отличали бы и от среднего и от низшего класса. Проблема в том, что мода работает по нисходящему принципу: то, что появляется у богатых, очень скоро начинает перенимать средний класс; то, что входит в моду у среднего класса, жаждут носить простые трудяги и их жены.

Торстейн описывает такую ситуацию: народившийся класс буржуа быстро захотел показать свою власть и поэтому его представители начали носить вычурные и барочные наряды дворянства. У самих дворян это вызвало ужасающее отторжение и ненависть. Если в Средние века издавались указы, по которым никто не имел права носить одежду высокородных, кроме них самих, то к XIX веку нравы стали уже не те. Тогда мода праздного класса начала эволюционировать в сторону простоты и утилитарности. И вот мы видим ранее невероятную ситуацию: высший свет носит удобную и скромную одежду (но все же немыслимо дорогую), а средний класс — помпезные шмотки, над которыми все откровенно потешаются.

Затем мода на излишества уходит и вовсе к бедным слоям населения. И вот уже огромные перегруженные деталями платья носят разве что вульгарные портовые проститутки, которым важно выглядеть как «те богатые дамы». Буржуазия же перенимает манеру носить неброскую, но непомерно дорогую одежду и такая чехарда продолжается до сих пор.

Но что же праздный класс? Его представителям оказалось жизненно важно отделять себя от среднего класса, но в целом наплевать на тех, кто еще ниже на социальной лестнице. С последними они и так почти никак не пересекаются. Взгляните на условно-зажиточные, но не слишком богатые слои населения: в XX и XXI веках они все еще вынуждены носить аккуратную и строгую одежду. Они — офисные работники, которые подчиняются дресс-коду.

И вот тогда круг замыкается! Представители праздного класса начинают демонстративно носить нарочито неаккуратную и неброскую одежду. Бразильский миллионер, который летает над фавеллой на вертолете, может вполне сойти за одного из ее нищих обитателей. Но для него это не важно: небритый, в протертых джинсах и футболке с Бартом Симпсоном, он разительно отличается от своих холеных и одетых в пиджаки топ-менеджеров.

Марк Цукерберг может позволить себе одеваться как первокурсник, потому что он — миллиардер.Хотя внешне все перевернулось с ног на голову, посыл остался все тем же: «Смотрите все: я могу одеваться так, как вам не дозволено». Менеджер не может позволить себе приходить в кабинет с недельной щетиной и в дутых трениках, а миллиардер — вполне. Все эти потертые свитерки и скромные водолазки Билла Гейтса и Стива Джобса — не дань скромности, а наследники высоких цилиндров и камзолов с пышными воротниками.

И вот теперь мы подошли к вопросу о том, при чем тут рваные джинсы и как это связано с обществом потребления. За все эти десятилетия, с тех пор как праздный класс придумал одеваться, словно алкоголики из твоего подъезда, мода не стояла на месте. Согласно закону нисходящего распространения трендов, этот стиль был перенят как средним классом, так и теми, кто победнее. Все это простое обезьянничание и подражание более высокоранговым особям.Мода панк-рокеров на рваные джинсы имеет ту же природу, что и у миллиардеров — желание отгородиться от среднего класса. Таков парадокс рваных джинсов и потертых свитерков: одеваясь как бы непритязательно и с ритуальными признаками бедности, средний класс и обыватели попроще пытаются выглядеть как респектабельный праздный класс. Они сами не понимают этого факта, но внутренне следуют моде богатейших людей мира, не имея понятия о настоящих механизмах формирования такой моды. Источник: disgustingmen.com/zhizn/ripped-jeans-paradox

edo-tokyo.livejournal.com

Откуда взялась мода на рваные джинсы? – Elena's Models

Автор: Юлия  Юлыгина

Выходя на улицу в тёплую погоду, вы обязательно встретите людей в дырявых, потёртых и рваных джинсах. Некоторые даже не против носить их в холодную зиму, забыв про здоровье и опираясь только на моду. На данный момент рваные вещи считаются стильными и пользуются огромной популярностью как среди молодёжи, так и взрослых. В ногу с их актуальностью растёт и сама цена. Прогуливаясь по магазинам и сравнивая стоимость целых и рваных вещей, можно заметить, что зачастую “изношенные” модели стоят дороже классических.

Казалось бы, это всего лишь дырки на новых качественных джинсах, за что переплачивать? Однако многие считают совсем иначе и готовы потратить большие деньги, чтобы очередная стильная вещь пополнила их гардероб. Дизайнеры объясняют факт разницы в стоимости тем, что надрывы делаются с помощью ручного труда, а за работу, как правило, нужно платить. Объяснение достаточно весомое, но в силу развития технологий принцип создания надрывов стал значительно легче, так что остаётся переплачивать исключительно за стиль.

С чего всё начиналось?

Для того чтобы узнать, что именно положило начало такому долгоживущему тренду, следует вернуться в прошлое.

В былые времена статус имел особую важность. Существовало множество подклассов общества, основными из которых следует считать:

  • Праздный класс — неработающая элита, представители высшего общества, являющиеся так называемыми «бездельниками». Выглядел такой ряд людей слишком вульгарно: одевались в вычурные наряды с огромными прослойками, которые заметно сковывали движения. Ручную работу не делали, а лишь управляли людьми ниже по социальному росту. Характерными чертами их поведения служили вечные демонстрации себя как значимого индивида, поднятие самооценки за счёт менее значимых людей, а также презентация своей важности и гордости.
  • Рабочая сила — низший социальный класс, продающий собственный ручной труд, зарабатывая этим на жизнь. В большинстве случаев к такому виду относились бедняки, не владеющие средствами производства. Одевались в дешёвую, удобную, комфортную и прочную одежду, которая покупалась в лучшем варианте один раз в полгода. Низшие социальные группы вели себя максимально скромно, вечно думая над своим поведением и следя за речью, особенно когда приходилось общаться с высшим классом.

Исходя из этого можно догадаться, что начало такой моде положил именно низший класс. У таких людей не было средств на частую смену одежды, они постепенно привыкали к вещам и старались сохранить их жизнь подольше. Когда вещи начинали рваться, люди всё равно продолжали их носить. Выглядело это совсем не привлекательно, но расставаться с ними было не выгодно, ибо денег таким людям хватало только на самые необходимые товары.

Похоже, что супермодель Хайди Клум — поклонница рваных джинс.

Для выхода в город, Кортни Кардашьян, американская светская львица, выбирает удобную и современную одежду.

Прогресс стиля “гранж”

Позже появились различные субкультуры, продвигающие такой образ ношения одежды. Некоторым из них было тяжело обойтись без булавок, так как элементы вещей просто разваливались на части. Существенную роль в продвижении рваных вещей сыграли стили хиппи и гранж: их любители стали активно использовать неопрятные компоненты в комбинациях и тем самым ставить себя в противостояние с высшим классом.

Но капиталисты быстро поставили новый стиль себе на службу и выбросили в продажу вещи с дырками. От белесых потертостей, популярных еще в 1980-е годы, стиль “небрежности” сегодня дошел до вырезания целых кусков штанин, как будто бы их обладатель прыгал через заборы с колючей проволокой. Даже толстовки и футболки предлагают дырявые “с нуля” в магазине.

Несмотря на то, что в большинстве случаев рваными бывают джинсы, куртки и пиджаки также не исключены. Так, Шарлотта Маккинни, известная своими сексуальными образами, на этот раз предпочла не выделяться из толпы.

На 34-летней австралийской актрисе Ивонн Страховски отлично сидят супер рваные джинсы с завышенной талией.

Кому подходят рваные джинсы?

Порванные вещи, как и любой другой вид одежды, подходит далеко не всем. Специалисты уверены, что большинство мужчин предпочитает видеть такие компоненты исключительно на молодых девушках, нежели на взрослых.

Что касается мнения женщин, то здесь всё аналогично. Как правило, на мужчинах им симпатизирует больше классический стиль, а неопрятных и неуклюжих элементов хватает и на подростках.

Джинсы с внушительными “дырами” удачно дополняют образ Кейт Хадсон, популярной актрисы.

Молли Симс, 42-летняя топ-модель, выбрала джинсы с непрозрачными прорехами.

Узкие джинсы с прорехами на коленах отлично сидят на американской актрисе Кайл Ричардс.

Миниатюрная актриса Эмма Робертс, племянница известной Джулии Робертс, предпочла рваные джинсы темного цвета. Веселая футболка и обувь с леопардовым принтом как нельзя удачно завершают образ.

 

Прочтите также:

Share this article

blogs.elenasmodels.com

Откуда взялась мода на рваные джинсы?

Автор: Владимир Бровин

Откуда взялась мода на рваные, нарочито неаккуратные и замусоленные джинсы? Она раздражает вас, кажется дурацкой прихотью, но вы, наверняка, даже не задумывались о том, насколько глубокими могут быть ее причины. Отвратительные мужики знают достоверный ответ, и он вообще никак не связан с такими скучнейшими вещами, как стиль и мир моды. Для того, чтобы понять, почему кто-то кроме бомжей начал носить порванные штаны, пришлось обратиться к антропологии, экономике и трудам американо-норвежского социолога XIX века. А вы думали, все так просто?

Стоит выйти на улицу в более-менее теплое время дня и года, и ты рискуешь встретить в своем спальном районе десятки женщин, которые носят порванные джинсы с дырами на коленях. При этом, они вовсе не бедствуют и в целом могут выглядеть опрятно и даже респектабельно. В чем суть явления, кто и почему решил, что носить одежду, которая выглядит одновременно новой и рваной — это норма? Твой дед ответил бы, что все из-за тупости молодежи и разврата. Борец с обществом потребления рассказал бы о жадных корпорациях, которые продают женщинам образ демократичности и близости беднейшим классам. Оба ответа одинаково поверхностны, хотя мнение деда, определенно, заслуживает внимания.

Ответ можно найти в одном из важнейших социологических трудов XX века. Книга «Теория праздного класса: экономическое исследование институций», написанная Торстейном Вебленом в 1899 году, до сих пор актуальна так, словно ничего с тех пор не изменилось. На самом деле, так оно, в целом и есть. Веблен гениально описал фундамент общества потребления еще в момент его зарождения. С тех пор все здание социума значительно изменилось, но база и внутренняя логика остались все теми же.

Не вдаваясь в подробности и не растягивая все до размеров лекции: как это связано с рваными джинсами? В целом, история с ними умещается во фразе «инерция реверсивной демонстративной праздности». Но не пугайтесь этой мешанины, все довольно просто, если разложить по полкам. Хотя, надо сказать, при внешней простоте объяснения, история получилась не совсем тривиальной.

В двух словах: в чем основная идея Веблена? В обществе существуют разные слои: трудящиеся и праздный класс, а также сложная градация и множество вариантов между ними. Праздный класс — это не обязательно бездельники, но в целом — высшее общество, которое не занято ручным трудом. Издревле им не нужно было работать на производстве, но было необходимо следить за безостановочным утверждением своего превосходства. В плане одежды это проявилось в том, что они носили намеренно вычурные и даже неудобные наряды, которые буквально кричали каждому встречному «Смотрите все сюда! Я и дня своей жизни не проработал руками!».

Но то понятно и без всякого Веблена: традиционно трудяги носят простую и утилитарную одежду, а злые капиталисты и феодалы — неудобные цилиндры и гульфики размером с бейсбольный мяч. Их дамы в своих платьях вообще оказываются неспособны не только работать, но и, подчас, дышать, есть и нормально перемещаться. Все это было нужно для того, чтобы каждый миг заявлять о своем превосходстве. Причем, эта жажда была тем острее, чем меньше было разницы между классами.

Когда-то какой-нибудь мелкопоместный барон жил не намного лучше своих крестьян, но со временем все изменилось. С развитием общества и производства все запуталось, и появился устойчивый средний класс, который можно назвать научным термином «ни то, ни се». Градации стали слишком сложными, а необходимость громко заявлять о себе осталась.

Тот самый праздный класс теперь должен был отмежевываться не только от плебеев, но и от огромной прослойки просто зажиточных или почти богатых людей. Казалось бы, можно было оставить все по-старому: носить некие одежды, которые отличали бы и от среднего и от низшего класса. Проблема в том, что мода работает по нисходящему принципу: то, что появляется у богатых, очень скоро начинает перенимать средний класс; то, что входит в моду у среднего класса, жаждут носить простые трудяги и их жены.

Торстейн описывает такую ситуацию: народившийся класс буржуа быстро захотел показать свою власть и поэтому его представители начали носить вычурные и барочные наряды дворянства. У самих дворян это вызвало ужасающее отторжение и ненависть. Если в Средние века издавались указы, по которым никто не имел права носить одежду высокородных, кроме них самих, то к XIX веку нравы стали уже не те. Тогда мода праздного класса начала эволюционировать в сторону простоты и утилитарности. И вот мы видим ранее невероятную ситуацию: высший свет носит удобную и скромную одежду (но все же немыслимо дорогую), а средний класс — помпезные шмотки, над которыми все откровенно потешаются.

Затем мода на излишества уходит и вовсе к бедным слоям населения. И вот уже огромные перегруженные деталями платья носят разве что вульгарные портовые проститутки, которым важно выглядеть как «те богатые дамы». Буржуазия же перенимает манеру носить неброскую, но непомерно дорогую одежду и такая чехарда продолжается до сих пор.

Но что же праздный класс? Его представителям оказалось жизненно важно отделять себя от среднего класса, но в целом наплевать на тех, кто еще ниже на социальной лестнице. С последними они и так почти никак не пересекаются. Взгляните на условно-зажиточные, но не слишком богатые слои населения: в XX и XXI веках они все еще вынуждены носить аккуратную и строгую одежду. Они — офисные работники, которые подчиняются дресс-коду.

И вот тогда круг замыкается! Представители праздного класса начинают демонстративно носить нарочито неаккуратную и неброскую одежду. Бразильский миллионер, который летает над фавеллой на вертолете, может вполне сойти за одного из ее нищих обитателей. Но для него это не важно: небритый, в протертых джинсах и футболке с Бартом Симпсоном, он разительно отличается от своих холеных и одетых в пиджаки топ-менеджеров.

Марк Цукерберг может позволить себе одеваться как первокурсник, потому что он — миллиардер.

Хотя внешне все перевернулось с ног на голову, посыл остался все тем же: «Смотрите все: я могу одеваться так, как вам не дозволено». Менеджер не может позволить себе приходить в кабинет с недельной щетиной и в дутых трениках, а миллиардер — вполне. Все эти потертые свитерки и скромные водолазки Билла Гейтса и Стива Джобса — не дань скромности, а наследники высоких цилиндров и камзолов с пышными воротниками.

И вот теперь мы подошли к вопросу о том, при чем тут рваные джинсы и как это связано с обществом потребления. За все эти десятилетия, с тех пор как праздный класс придумал одеваться, словно алкоголики из твоего подъезда, мода не стояла на месте. Согласно закону нисходящего распространения трендов, этот стиль был перенят как средним классом, так и теми, кто победнее. Все это простое обезьянничание и подражание более высокоранговым особям.

Мода панк-рокеров на рваные джинсы имеет ту же природу, что и у миллиардеров — желание отгородиться от среднего класса.

Таков парадокс рваных джинсов и потертых свитерков: одеваясь как бы непритязательно и с ритуальными признаками бедности, средний класс и обыватели попроще пытаются выглядеть как респектабельный праздный класс. Они сами не понимают этого факта, но внутренне следуют моде богатейших людей мира, не имея понятия о настоящих механизмах формирования такой моды.

Источник

www.uzaliva.com

Откуда взялась мода на рваные джинсы? Мы точно знаем ответ

Откуда взялась мода на рваные, нарочито неаккуратные и замусоленные джинсы? Она раздражает вас, кажется дурацкой прихотью, но вы, наверняка, даже не задумывались о том, насколько глубокими могут быть ее причины. Отвратительные мужики знают достоверный ответ, и он вообще никак не связан с такими скучнейшими вещами, как стиль и мир моды. Для того, чтобы понять, почему кто-то кроме бомжей начал носить порванные штаны, пришлось обратиться к антропологии, экономике и трудам американо-норвежского социолога XIX века. А вы думали, все так просто?

Стоит выйти на улицу в более-менее теплое время дня и года, и ты рискуешь встретить в своем спальном районе десятки женщин, которые носят порванные джинсы с дырами на коленях. При этом, они вовсе не бедствуют и в целом могут выглядеть опрятно и даже респектабельно. В чем суть явления, кто и почему решил, что носить одежду, которая выглядит одновременно новой и рваной — это норма? Твой дед ответил бы, что все из-за тупости молодежи и разврата. Борец с обществом потребления рассказал бы о жадных корпорациях, которые продают женщинам образ демократичности и близости беднейшим классам. Оба ответа одинаково поверхностны, хотя мнение деда, определенно, заслуживает внимания.

Ответ можно найти в одном из важнейших социологических трудов XX века. Книга «Теория праздного класса: экономическое исследование институций», написанная Торстейном Вебленом в 1899 году, до сих пор актуальна так, словно ничего с тех пор не изменилось. На самом деле, так оно, в целом и есть. Веблен гениально описал фундамент общества потребления еще в момент его зарождения. С тех пор все здание социума значительно изменилось, но база и внутренняя логика остались все теми же.

Торстейн Веблен

Не вдаваясь в подробности и не растягивая все до размеров лекции: как это связано с рваными джинсами? В целом, история с ними умещается во фразе «инерция реверсивной демонстративной праздности». Но не пугайтесь этой мешанины, все довольно просто, если разложить по полкам. Хотя, надо сказать, при внешней простоте объяснения, история получилась не совсем тривиальной.

В двух словах: в чем основная идея Веблена? В обществе существуют разные слои: трудящиеся и праздный класс, а также сложная градация и множество вариантов между ними. Праздный класс — это не обязательно бездельники, но в целом — высшее общество, которое не занято ручным трудом. Издревле им не нужно было работать на производстве, но было необходимо следить за безостановочным утверждением своего превосходства. В плане одежды это проявилось в том, что они носили намеренно вычурные и даже неудобные наряды, которые буквально кричали каждому встречному «Смотрите все сюда! Я и дня своей жизни не проработал руками!».

Но то понятно и без всякого Веблена: традиционно трудяги носят простую и утилитарную одежду, а злые капиталисты и феодалы — неудобные цилиндры и гульфики размером с бейсбольный мяч. Их дамы в своих платьях вообще оказываются неспособны не только работать, но и, подчас, дышать, есть и нормально перемещаться. Все это было нужно для того, чтобы каждый миг заявлять о своем превосходстве. Причем, эта жажда была тем острее, чем меньше было разницы между классами.

Когда-то какой-нибудь мелкопоместный барон жил не намного лучше своих крестьян, но со временем все изменилось. С развитием общества и производства все запуталось, и появился устойчивый средний класс, который можно назвать научным термином «ни то, ни се». Градации стали слишком сложными, а необходимость громко заявлять о себе осталась.

Тот самый праздный класс теперь должен был отмежевываться не только от плебеев, но и от огромной прослойки просто зажиточных или почти богатых людей. Казалось бы, можно было оставить все по-старому: носить некие одежды, которые отличали бы и от среднего и от низшего класса. Проблема в том, что мода работает по нисходящему принципу: то, что появляется у богатых, очень скоро начинает перенимать средний класс; то, что входит в моду у среднего класса, жаждут носить простые трудяги и их жены.

Торстейн описывает такую ситуацию: народившийся класс буржуа быстро захотел показать свою власть и поэтому его представители начали носить вычурные и барочные наряды дворянства. У самих дворян это вызвало ужасающее отторжение и ненависть. Если в Средние века издавались указы, по которым никто не имел права носить одежду высокородных, кроме них самих, то к XIX веку нравы стали уже не те. Тогда мода праздного класса начала эволюционировать в сторону простоты и утилитарности. И вот мы видим ранее невероятную ситуацию: высший свет носит удобную и скромную одежду (но все же немыслимо дорогую), а средний класс — помпезные шмотки, над которыми все откровенно потешаются.

Затем мода на излишества уходит и вовсе к бедным слоям населения. И вот уже огромные перегруженные деталями платья носят разве что вульгарные портовые проститутки, которым важно выглядеть как «те богатые дамы». Буржуазия же перенимает манеру носить неброскую, но непомерно дорогую одежду и такая чехарда продолжается до сих пор.

Но что же праздный класс? Его представителям оказалось жизненно важно отделять себя от среднего класса, но в целом наплевать на тех, кто еще ниже на социальной лестнице. С последними они и так почти никак не пересекаются. Взгляните на условно-зажиточные, но не слишком богатые слои населения: в XX и XXI веках они все еще вынуждены носить аккуратную и строгую одежду. Они — офисные работники, которые подчиняются дресс-коду.

И вот тогда круг замыкается! Представители праздного класса начинают демонстративно носить нарочито неаккуратную и неброскую одежду. Бразильский миллионер, который летает над фавеллой на вертолете, может вполне сойти за одного из ее нищих обитателей. Но для него это не важно: небритый, в протертых джинсах и футболке с Бартом Симпсоном, он разительно отличается от своих холеных и одетых в пиджаки топ-менеджеров.

Марк Цукерберг может позволить себе одеваться как первокурсник, потому что он — миллиардер.

Хотя внешне все перевернулось с ног на голову, посыл остался все тем же: «Смотрите все: я могу одеваться так, как вам не дозволено». Менеджер не может позволить себе приходить в кабинет с недельной щетиной и в дутых трениках, а миллиардер — вполне. Все эти потертые свитерки и скромные водолазки Билла Гейтса и Стива Джобса — не дань скромности, а наследники высоких цилиндров и камзолов с пышными воротниками.

И вот теперь мы подошли к вопросу о том, при чем тут рваные джинсы и как это связано с обществом потребления. За все эти десятилетия, с тех пор как праздный класс придумал одеваться, словно алкоголики из твоего подъезда, мода не стояла на месте. Согласно закону нисходящего распространения трендов, этот стиль был перенят как средним классом, так и теми, кто победнее. Все это простое обезьянничание и подражание более высокоранговым особям.

Мода панк-рокеров на рваные джинсы имеет ту же природу, что и у миллиардеров — желание отгородиться от среднего класса.

Таков парадокс рваных джинсов и потертых свитерков: одеваясь как бы непритязательно и с ритуальными признаками бедности, средний класс и обыватели попроще пытаются выглядеть как респектабельный праздный класс. Они сами не понимают этого факта, но внутренне следуют моде богатейших людей мира, не имея понятия о настоящих механизмах формирования такой моды.

note.taable.com

Откуда взялась мода на рваные джинсы? Собственное расследование Отвратительных мужиков

Откуда взялась мода на рваные, нарочито неаккуратные и замусоленные джинсы? Она раздражает вас, кажется дурацкой прихотью, но вы, наверняка, даже не задумывались о том, насколько глубокими могут быть ее причины. Отвратительные мужики знают достоверный ответ, и он вообще никак не связан с такими скучнейшими вещами, как стиль и мир моды. Для того, чтобы понять, почему кто-то кроме бомжей начал носить порванные штаны, пришлось обратиться к антропологии, экономике и трудам американо-норвежского социолога XIX века. А вы думали, все так просто?

Стоит выйти на улицу в более-менее теплое время дня и года, и ты рискуешь встретить в своем спальном районе десятки женщин, которые носят порванные джинсы с дырами на коленях. При этом, они вовсе не бедствуют и в целом могут выглядеть опрятно и даже респектабельно. В чем суть явления, кто и почему решил, что носить одежду, которая выглядит одновременно новой и рваной — это норма? Твой дед ответил бы, что все из-за тупости молодежи и разврата. Борец с обществом потребления рассказал бы о жадных корпорациях, которые продают женщинам образ демократичности и близости беднейшим классам. Оба ответа одинаково поверхностны, хотя мнение деда, определенно, заслуживает внимания.

Ответ можно найти в одном из важнейших социологических трудов XX века. Книга «Теория праздного класса: экономическое исследование институций», написанная Торстейном Вебленом в 1899 году, до сих пор актуальна так, словно ничего с тех пор не изменилось. На самом деле, так оно, в целом и есть. Веблен гениально описал фундамент общества потребления еще в момент его зарождения. С тех пор все здание социума значительно изменилось, но база и внутренняя логика остались все теми же.

Не вдаваясь в подробности и не растягивая все до размеров лекции: как это связано с рваными джинсами? В целом, история с ними умещается во фразе «инерция реверсивной демонстративной праздности». Но не пугайтесь этой мешанины, все довольно просто, если разложить по полкам. Хотя, надо сказать, при внешней простоте объяснения, история получилась не совсем тривиальной.

В двух словах: в чем основная идея Веблена? В обществе существуют разные слои: трудящиеся и праздный класс, а также сложная градация и множество вариантов между ними. Праздный класс — это не обязательно бездельники, но в целом — высшее общество, которое не занято ручным трудом. Издревле им не нужно было работать на производстве, но было необходимо следить за безостановочным утверждением своего превосходства. В плане одежды это проявилось в том, что они носили намеренно вычурные и даже неудобные наряды, которые буквально кричали каждому встречному «Смотрите все сюда! Я и дня своей жизни не проработал руками!».

Но то понятно и без всякого Веблена: традиционно трудяги носят простую и утилитарную одежду, а злые капиталисты и феодалы — неудобные цилиндры и гульфики размером с бейсбольный мяч. Их дамы в своих платьях вообще оказываются неспособны не только работать, но и, подчас, дышать, есть и нормально перемещаться. Все это было нужно для того, чтобы каждый миг заявлять о своем превосходстве. Причем, эта жажда была тем острее, чем меньше было разницы между классами.

Когда-то какой-нибудь мелкопоместный барон жил не намного лучше своих крестьян, но со временем все изменилось. С развитием общества и производства все запуталось, и появился устойчивый средний класс, который можно назвать научным термином «ни то, ни се». Градации стали слишком сложными, а необходимость громко заявлять о себе осталась.

Тот самый праздный класс теперь должен был отмежевываться не только от плебеев, но и от огромной прослойки просто зажиточных или почти богатых людей. Казалось бы, можно было оставить все по-старому: носить некие одежды, которые отличали бы и от среднего и от низшего класса. Проблема в том, что мода работает по нисходящему принципу: то, что появляется у богатых, очень скоро начинает перенимать средний класс; то, что входит в моду у среднего класса, жаждут носить простые трудяги и их жены.

Торстейн описывает такую ситуацию: народившийся класс буржуа быстро захотел показать свою власть и поэтому его представители начали носить вычурные и барочные наряды дворянства. У самих дворян это вызвало ужасающее отторжение и ненависть. Если в Средние века издавались указы, по которым никто не имел права носить одежду высокородных, кроме них самих, то к XIX веку нравы стали уже не те. Тогда мода праздного класса начала эволюционировать в сторону простоты и утилитарности. И вот мы видим ранее невероятную ситуацию: высший свет носит удобную и скромную одежду (но все же немыслимо дорогую), а средний класс — помпезные шмотки, над которыми все откровенно потешаются.

Затем мода на излишества уходит и вовсе к бедным слоям населения. И вот уже огромные перегруженные деталями платья носят разве что вульгарные портовые проститутки, которым важно выглядеть как «те богатые дамы». Буржуазия же перенимает манеру носить неброскую, но непомерно дорогую одежду и такая чехарда продолжается до сих пор.

Но что же праздный класс? Его представителям оказалось жизненно важно отделять себя от среднего класса, но в целом наплевать на тех, кто еще ниже на социальной лестнице. С последними они и так почти никак не пересекаются. Взгляните на условно-зажиточные, но не слишком богатые слои населения: в XX и XXI веках они все еще вынуждены носить аккуратную и строгую одежду. Они — офисные работники, которые подчиняются дресс-коду.

И вот тогда круг замыкается! Представители праздного класса начинают демонстративно носить нарочито неаккуратную и неброскую одежду. Бразильский миллионер, который летает над фавеллой на вертолете, может вполне сойти за одного из ее нищих обитателей. Но для него это не важно: небритый, в протертых джинсах и футболке с Бартом Симпсоном, он разительно отличается от своих холеных и одетых в пиджаки топ-менеджеров.

Марк Цукерберг может позволить себе одеваться как первокурсник, потому что он — миллиардер.

Хотя внешне все перевернулось с ног на голову, посыл остался все тем же: «Смотрите все: я могу одеваться так, как вам не дозволено». Менеджер не может позволить себе приходить в кабинет с недельной щетиной и в дутых трениках, а миллиардер — вполне. Все эти потертые свитерки и скромные водолазки Билла Гейтса и Стива Джобса — не дань скромности, а наследники высоких цилиндров и камзолов с пышными воротниками.

И вот теперь мы подошли к вопросу о том, при чем тут рваные джинсы и как это связано с обществом потребления. За все эти десятилетия, с тех пор как праздный класс придумал одеваться, словно алкоголики из твоего подъезда, мода не стояла на месте. Согласно закону нисходящего распространения трендов, этот стиль был перенят как средним классом, так и теми, кто победнее. Все это простое обезьянничание и подражание более высокоранговым особям.

Мода панк-рокеров на рваные джинсы имеет ту же природу, что и у миллиардеров — желание отгородиться от среднего класса.

Таков парадокс рваных джинсов и потертых свитерков: одеваясь как бы непритязательно и с ритуальными признаками бедности, средний класс и обыватели попроще пытаются выглядеть как респектабельный праздный класс. Они сами не понимают этого факта, но внутренне следуют моде богатейших людей мира, не имея понятия о настоящих механизмах формирования такой моды.с

me-lamazi.livejournal.com

Откуда родом тренды джинсовой моды

1. Рваные джинсы

Эта сомнительная мода родом из далекого прошлого. Изначально, это была одежда бедного рабочего класса в 60-70 годах, а дыры были результатом изношенности.

Далее, уже в 70-х, эту «идею» подхватили последователи протестных движений, которые отвергали все привычные устои и ценности. Хиппи, не желающие расставаться со старой одеждой, панки, специально рвущие джинсы (и не только их) в знак восстания и иные представители субкультур, всевозможными путями старающиеся демонстрировать пренебрежение к общепринятым нормам и ценностям. Многие с гордостью носили

Затем в начале 90-х появился гранж (Nirvana – forever!). И снова вернулись они – рваные джинсы!

И вот в начале «нулевых» рваные джинсы «представили общественности» Дольче и Габана. Так зародился стиль «гламурный гранж». И почти сразу  стиль дополнился рваными майками и свитерами, дырками на колготках и многим другим.

Сейчас рваные джинсы зачастую стоят дороже целых.

А интернет уже вовсю предоставляет нам мастер-классы «как правильно порвать джинсы»

2. А вот и противоположность рваным джинсам или же просто еще один модный тренд — джинсы с заплатками

История джинсов с заплатками уходит своими корнями также в далекие 70-е. Некоторые представители рабочего класса так и ходили в потертых рваных джинсах, а некоторые делали заплатки, причем из совершенно любого материала.

В своем стремлении подчеркнуть индивидуальность, что только не делает современная молодежь. Заплатки, также как и дыры, делают джинсы неповторимыми и оригинальными. Их  делают из простой хлопчатобумажной ткани, кружева, джинсовой ткани, а также из кожи. Дизайнеры позаимствовали и довели до совершенства эту идею у представителей субкультур.

В интернете можно найти много видео мастер-классов на эту тему.

3. Подвернутые джинсы

Изначально подвороты по джинсах имели практический характер – подворачивали их, чтобы не запачкать в дождливую или слякотную погоду, или же просто для того, чтобы подогнать по размеру. Первые подвороты ради привлечения внимания, а не ради практичности, появились еще в девяностых, они выглядели необычно и эффектно. Мода, как всегда, возвращается.

Подворачивание футболок, рукавов рубашек и, конечно же, джинсов стало модным трендом за последние несколько лет. Тренд пришел к нам из Европы и успешно прижился среди представителей разных возрастных групп.

Подвернутые джинсы надевают везде, будь то вечеринка, прогулка или же трудовые будни. Но мало просто подвернуть джинсы, надо еще и сделать это правильно!

  • Широкая манжета. Край штанины подворачивается на 5-6 сантиметров. Этот способ не подходит высоких людей, потому что на них джинсы с широкой манжетой станут похожи на бриджи. Широкая манжета прекрасно сочетается с массивной и высокой обувью.
  • Обычная манжета. Край штанины подворачивается на 4-5 сантиметров. Будет выгодно смотреться с классическим ботинками или кроссовками.
  • Узкая манжета. Край штанины подворачивается таким образом, чтобы ширина манжеты составляла 2-3 сантиметра. Сочетается с легкой обувью: мокасинами, сандалиями, кедами.
  • Двойная манжета. Край штанины подворачивается два или три раза, ширина отворота 2-4 сантиметра.

Еще следует запомнить несколько вещей:

— подвороты не стоит использовать людям небольшого роста, так как они укорачивают ноги

— так же не следует подворачивать джинсы скинни и уж тем более мужчинам

— следует носить короткие носки, но, если холодно, то допустимо надеть женщинам эластичные носки телесного цвета, а мужчинам – однотонные носки

4. Джинсы-«варенки»

Вареные джинсы родом из 80-х, придумали их в нашей стране.

80-е – годы перестройки, «железный занавес» с Западом стал немного приоткрываться, самой первой к нам просочилась западная мода. Одежда из джинсовой ткани в то время была последним писком моды, но была практически недоступна. В то время появились фарцовщики – люди, продающие иностранные товары из-под полы за большие деньги. Пожалуй, самым дорогим предметов одежды были у них высветленные джинсы. Именно тогда предприимчивая молодежь изобрела вареные джинсы. Изначально это были обычные синие джинсы, купленные также незаконно, а затем сваренные с некоторым количеством хлористого отбеливателя. Технология со временем была отточена до такой степени, что «варенки» ничем не отличались от оригинала.

В начале 90-х джинсы все еще продолжали варить и для еще большей крутости пришивали лейбл. Символами моды того времени являлись джинсы MAWIN («мальвины») и коротенькие юбочки с белой кружевной оборкой LAMBADA.

Подписывайтесь на наш Telegram канал, и будьте в курсе последних обновлений сайта

onepo.ru


Смотрите также